СМИ о Павловском Посаде

«Шальная» молодость: как делают знаменитые павловопосадские платки

«Шальная» молодость: как делают знаменитые павловопосадские платки

Это ремесло не нуждается в представлении, ведь речь идет о настоящем символе России. Павловопосадские платки сегодня носят как женщины в возрасте, так и юные красавицы, умело сочетающие аутентичный аксессуар с модными платьями и джинсами. Наши корреспонденты отправились на мануфактуру знакомиться с производственным процессом и выяснять, чем бренд удивит своих почитателей в ближайшее время.

Во всех красках

Павловопосадской платочной мануфактуре уже более двухсот лет. Меняются страна, люди, мода, но промыслу удивительным образом удается оставаться молодым и востребованным. В этом мы убедились, побывав на предприятии и пообщавшись с его сотрудниками.

Мануфактура располагается в нескольких зданиях, большинство которых построено в советскую эпоху. Есть также строения, которые помнят технологии дореволюционных лет. В самом старом из них, датированном 1901 годом, размещен ткацкий цех. По словам помощника генерального директора Евгения Обухова, здание спокойно выдерживает мощную производственную вибрацию. Не исключено, что прослужит еще столько же, отмечает представитель мануфактуры.

Сразу отправляемся к художникам предприятия. Именно они могут поведать о секретах, позволяющих павловопосадскому платку быть узнаваемым во всем мире.

– У нас трудится около 10 специалистов. Работа творческая, поэтому они не сидят в кабинете с утра до вечера, – предупреждает Евгений Обухов. – Но кого-нибудь точно поймаем.

Застаем за работой трех художниц. У каждой на столе крок – рисунок для платка, выполненный гуашью на ватмане, в руках – кисточки, а рядом целая палитра красок. Каждые два месяца специалисты должны сдавать художественному совету предприятия на утверждение по одному эскизу.

Одобренный рисунок в скором времени появляется на изделиях. Если же узор окажется недостаточно хорошим, придется его доработать. У Елены Литвиновой, которая трудится на мануфактуре не первый год, такого практически не случается. Специалист признается: если крок сделан с большим вдохновением и с соблюдением техники, он всегда удачен.

Мотать на "Ус"

– Визитная карточка павловопосадских платков – цветы, – рассказывает художница. – Во главе композиции всегда королева-роза. Букет может быть дополнен самыми разными растениями: начиная от полевых ромашек и заканчивая экзотическими орхидеями. Основной элемент, который мы используем при создании узоров, называется «усом» – это тонкая линия, переходящая в пятно. Именно она отражает игру света и тени на цветах, делает их объемными. А еще по «усу» можно легко отличить наш платок от подделки.

В сочетании с павловопосадскими цветами родным кажется даже иноземный гость – «турецкий огурец». С подачи здешних мастеров он обрел более мягкие очертания и служит отличным дополнением к нарисованным букетам.

Выпускают на предприятии не только изделия с цветами, хотя их большинство – до 90% от всего объема. Находится место и для райских птиц, милых кошечек, соблазнительных гейш и абсолютной абстракции. Современные рисунки появились здесь еще до 2000-х годов с целью расширить круг потребителей. Классикой стали платки с изображением российских городов и исторических событий. «Герои войны 1812 года», «Вохонское сражение в войне 1812 г.», «Троице-Сергиева Лавра», «Любимый Павловский Посад» – изделия с такими названиями всегда присутствуют в ассортименте. Спрос на них хоть и не самый высокий, но постоянный: чаще всего подобные платки разбирают в качестве сувениров.

О чем говорит изделие

Даже у самого простого растительного орнамента есть свой смысл, отмечают мастера. К примеру, одно из своих творений Елена Литвинова создала, услышав произведение «Река любви» не очень известного немецкого композитора.

– Я ее слушала, как завороженная, и почти наяву видела всплески воды, просторы берегов, – вспоминает художник. – Композиция настолько меня вдохновила, что захотелось нарисовать такой же узор для платка.

Елена показывает эскиз: аккуратная цепь из цветов, плывущая по кайме, действительно напоминает волны. Дополняет ее россыпь роз, раскиданных по всему полотну. Готовое изделие мастер отправила композитору – он был в восторге.

Создание крока – это лишь одно из звеньев производственного процесса. После утверждения эскиза к работе подключаются колорист и технолог. Сначала они определяют количество шаблонов, необходимых для печати платка. Будет их столько, сколько цветов в рисунке. Затем подбирают рецептуру (соотношение красок), добиваясь точного воспроизведения оттенков авторского рисунка. Могут предложить и собственные цветовые решения, благодаря чему ассортимент получается более разнообразным. Подходящий вариант с одним и тем же узором могут найти для себя и блондинки, и брюнетки.

Впечатляющее мастертсво

– Материал нужно подготовить к печати, – рассказывает Евгений Обухов, пока мы переходим в следующий цех. – Шерстяные полотна ткут у нас из отборной мериносовой пряжи. Сырье привозим в основном из Австралии, поскольку в России овец подходящих пород пока не разводят. Изначально ткань имеет желтоватый оттенок, поэтому ее нужно отбелить. Затем материал промывают и «заваривают» в специальных растворах, чтобы предотвратить усадку и заломы, после чего высушивают.

Далее вновь начинается творчество – нанесение рисунка на ткань. Этот процесс мы наблюдаем уже в другом производственном помещении, с печатными столами и развешанными повсюду полуготовыми платками. Они пока еще не разрезаны на отдельные части, поэтому напоминают огромную цветочную ленту.

Чтобы получить узор, ткань приклеивают к столу специальными растворами. Механизм с шаблоном и краской, называемый кареткой, передвигается по ее поверхности, оставляя за собой очертания орнамента. Примерно так же разукрашивали платки на мануфактуре 200 лет назад. Впрочем, технологию усовершенствовали, сделали более автоматизированной. Сейчас можно задать рецепт, и печатная машина сама выдаст нужный оттенок. Раньше же цвета каждый раз приходилось воспроизводить вручную.

– В летнее время у нас работают два стола, в зимнее – три, – поясняет начальник печатно-набивного цеха Надежда Чугунова. – Каждый печатный стол делает по 48 платков в день. Специалистов нашего цеха тоже можно назвать художниками. Только их главные инструменты не кисти, а шаблоны. Эти люди знают, как воплотить в жизнь замысел автора, сделать цвета сочными и предотвратить производственный брак.

Царство женщин

Отпечатанная ткань должна пройти процесс «зреления». Для этого ее на некоторое время отправляют в специальную камеру, напоминающую космический батискаф. Внутри – более 100 градусов. Для фиксации цвета подается влажный пар, в итоге краска лучше проникает в волокна. После этого ткань снова промывают и сушат на специальной машине.

Под конец экскурсии Евгений приводит нас в гладильный цех, в котором изделия приобретают товарный вид. Этот помещение можно охарактеризовать одной фразой – «маленькое царство женщин». Здесь ткань разрезают на отдельные платки. Атласные и хлопковые – на мануфактуре производят и такие – тщательно отутюживают. Шерстяные украшают бахромой. И все это делается руками местных мастериц, чьи движения отточены и выверены до сантиметра.

Начальник цеха Лариса Павлова трудится на мануфактуре уже 53 года и признается, что работа по-прежнему приносит ей удовольствие. О своем ремесле женщина, кажется, готова рассказывать бесконечно.

– Бахрому у нас не просто пришивают, а вяжут из нее клеточки, которые делают платки еще более красивыми, – делится Лариса. – Это самые дорогие изделия в нашем ассортименте. Выполняют работу бахромщицы, и она непростая. Клеточки должны быть одинаковыми по размеру, симметричными по отношению друг к другу. Эти умения зачастую передаются от матери к дочери и так далее. Вот, к примеру, наша Надежда, которая сейчас как раз занята вязанием, – представитель уже четвертого поколения бахромщиц. Это мастерство передалось ей от прабабушки.

Работницы мануфактуры доказывают любовь к павловопосадскому платку не только усердной работой, но и своим гардеробом, в котором преобладают шали с родными цветочными узорами. Но круг почитательниц знаменитых подмосковных платков значительно шире. В год на предприятии производят около 1,5 млн метров платков, которые распределяются по розничным точкам, расположенным по всей стране. В этих магазинах часто бывают очереди. Среди покупательниц не только женщины солидного возраста, но и девушки, которые знают главное правило: мода циклична, и качественные платки сегодня так же актуальны, как и два столетия назад.

Денис Буцаев, заместитель председателя правительства Московской области – министр инвестиций и инноваций Московской области:

– Такие производства очень важны для Московской области не только с экономической точки зрения. Они формируют бренд региона, в том числе его туристическую привлекательность. Павловопосадские платки – это уже не столько предмет гардероба, сколько традиция. Несмотря на смену эпох, они всегда актуальны. Мало какое предприятие в России может похвастаться более чем двухвековой историей.

Больше чем платки

Чтобы привлечь внимание к такому культурному феномену, как павловопосадские шали, вобравшему в себя вековые традиции и передовой производственный опыт, в Павловском Посаде откроют новый торгово-выставочный комплекс, посвященный истории мануфактуры. Он разместится на 3 тыс. кв. м и заработает ориентировочно через год. Здесь можно будет не только узнать о процессе создания изделий, но и отдохнуть в кафе, сделать покупки.

– Здание уже построено, сейчас мы хотим внедрить довольно сложные технологии, которые позволят заинтересовать потребителей, – отмечает заместитель генерального директора «Павловопосадской платочной мануфактуры» Вячеслав Долгов. – Планируем много интерактива, дополненной реальности.

Расширится и сеть розничных магазинов. На сегодняшний день их в стране уже более 180. Спрос также поддерживают с помощью интернет-торговли, которая занимает около 7% от всего объема продаж.

Сколько стоит павловопосадский платок 

Шерстяная шаль с шелковой бахромой (148 см) – около 4000 руб.

Шерстяной платок с бахромой (146 см) – 2500–3000 руб.

Шерстной платок (72 см) – 690 руб.

Шелковый платок – 800–3800 руб.

Хлопковый платок – 420–1300 руб.

Палантин – 1500–2400 руб.

Шарф – от 700 руб.

Из истории

Предприятие, ставшее впоследствии платочной мануфактурой, создал в 1795 году крестьянин села Павлово Иван Лабзин. Это была небольшая кустарная фабрика, где изготавливались шелковые платки среднего качества и трудилось около десятка вольнонаемных работниц.

Правнук Лабзина Яков вместе с купцом и православным подвижником Василием Грязновым в середине XIX века переориентировали предприятие, наладив производство шерстяных платков и шалей с набивным рисунком, получивших широкое распространение в обществе.

Интересный факт

Футбол в Павловском Посаде появился благодаря мануфактуре. Произошло это в конце XIX века. Владельцы предприятия заказали современную систему пожаротушения в Англии и вызвали для монтажа специалистов из туманного Альбиона. Приехавшие в Россию британцы в свободное время любили погонять мяч. На тот момент в стране футбол находился в зачаточном состоянии, поэтому для местных это было удивительное зрелище. Вскоре горожане увлеклись игрой и тоже стали устраивать дворовые чемпионаты.

 

 

 

 

 

 

 

 

Екатерина Никитина